Владимир Гостюхин: Белорусская власть «забронзовела», ей необходимо наладить обратную связь с людьми

14.11.2020

Актёр Владимир Гостюхин о своём отношении к протестам и политике Лукашенко в его родной Белоруссии.

— Когда я увидел бело-красно-белый флаг — знак предателей, сотрудничавших с Гитлером, — на том месте, где у нас проходят парады в честь 9 мая, меня это потрясло. Вся эта кричащая толпа как бы праздновала свою победу над теми, кто сражался с фашистами, — сказал Гостюхин о знамени, которое используют протестующие, в интервью «КП».

— Во время оккупации Белоруссии этот флаг висел рядом с портретом Гитлера на ратуше в центре Минска. Под этим флагом вешали, убивали партизан, жгли белорусские деревни. Да, в 1918 году он был флагом Белорусской народной республики, которая держалась на штыках кайзера, но она просуществовала недолго.
По словам артиста, он уже видел подобное в своей стране сразу после развала Советского Союза: — Здесь творилось страшное. Люди ходили по улицам с факелами в черных рубашках, в киосках продавались работы идеологов фашизма…

В Белоруссии многие купились тогда на то, что надо идти в Европу, что мы, белорусы, особые, никакого отношения к этим русским не имеем. В газете «Свобода» печаталось: когда мы придем к власти, выкинем всех москалей и заселим страну настоящими, чистыми по крови белорусами. На улицах кричали: «Иван, чемодан, Москва».

По словам Гостюхина, остановить это удалось, когда белорусы выбрали Лукашенко.

При этом актёр покритиковал и белорусского Президента:

— Попытка быть и с Западом, и с Востоком — мне не понравилась. Опасная штука. И сейчас он на эти грабли наткнулся. Ведь что этим студентам преподают в университетах? Что Россия — чужое государство. Он начал заигрывать с этими нациками. Ещё я был потрясен, когда Александр Григорьевич обнимался с кровавым Порошенко. А в последние годы, извините, здесь начала процветать откровенная русофобия. Был период, когда в самолетах объявляли на английском и белорусском. Сейчас, к счастью, объявляют и на русском…
Гостюхин считает, что белорусская власть «забронзовела» и ей необходимо «наладить обратную связь с людьми».