— Эльвира, стоит ли нам в ближайшее время ожидать в Белоруссии партийного партийного бума, то есть создания новых политических партий, раз ожидаются реформы политической системы?

— Вы знаете, в белорусском медиа-пространстве, словно по команде, зазвучали заявления о создании новых политических партий — «уникальных», «единственных», «независимых», «пророссийских» и прочее: «Вместе», «Белая Русь», «Родина», «Союз» и другие.

Сначала оппозиция, многие представители которой либо сидят в СИЗО, либо находятся за границей, заявила о создании партии. Затем, когда прозвучали заявления от «батькиных» экспертов, по сути, транслирующих властные намерения, объявились аж две (!) «уникальные» и «единственные пророссийские» партии. Последние пока лишь замечены в попытках дискредитации политиков, партий и движений, в создании мифов о «поддержке Кремля» и уличены в отсутствии реальных сторонников в нашей стране.

Свершилось то, о чём предполагала ещё полтора года назад — чиновничья каста «Белая Русь» готовится зарегистрировать номенклатурную партию в Минюсте, которая будет аналогом предмайданной украинской Партии регионов и позднего КПСС в белорусском варианте.

Лукашенко два десятилетия попросту выхолащивал неугодную партийную деятельность, а сейчас решил «сделать финт» — «позволил» создать новые, удобные, показательно-бутафорские партии, имитирующие «политическую активность».

— Но вы как-то, иронично говоря о пророссийских партиях, почему-то не упомянули свою — Республиканскую партию труда и справедливости. Ее ведь, по вашей логике, тоже надо отнести к «карманным» и «пролукашенковским», если вы до сих пор не загнаны под шконку, согласитесь…

— …только вот одна незадача в ваших выводах. Многие из ныне действующих белорусских партий были созданы еще до прихода Лукашенко к власти, в том числе и наша партия, которая была создана в 1993 году, когда Лукашенко был рядовым депутатом. И называть её «пролукашенковской» или «карманной» — попросту глупо: партия создавалась на принципах справедливости и защиты прав трудящихся, в период обострения националистического безумия.

И за четвертьвековой период правления Лукашенко наша партия не отступила от своих принципов, сохранила своё лицо и достоинство. Именно поэтому я вступила в эту партию и не жалею об этом.

— Легко ли сейчас в Белоруссии создать партию?

— Судите сами. Напомню, что полтора десятилетия в Беларуси был политический вакуум, когда политические партии и движения попросту не регистрировались.

Поэтому, если создаваемые ныне партии «вдруг» будут зарегистрированы, то это будет означать лишь одно — появились провластные, удобные и управляемые структуры. Соответственно, не «пророссийские», не «уникальные». А банально — ручные и многовекторные.

Деньги известных фондов, ныне затрачиваемых на раскрутку и продвижение «пророссийских» партий, можно было потратить и на более значимые цели.

— Что сегодня происходит с политической системой Белоруссии? Политзаключенные в СИЗО КГБ, как мне кажется, опровергают саму идею свободного парстроительства…

— Ситуация неприглядная. Одних посадили, других вынудили сняться с предвыборной гонки, третьих выдавили за границу. Ведь все означенные граждане спокойно жили и работали ровно до того момента, как озвучили свои политические амбиции. Тогда нашлись и «давние компроматы», и «состав преступления». Это демонстрирует неуверенность власти в своих силах и показывает единственный способ «диалога» власти с оппонентами. Оттого и возникли протесты. Предвидя подобное развитие ситуации, наша партия, как и некоторые другие, не выставляла своего кандидата.

Хождением в СИЗО Лукашенко, возможно, кому-то продемонстрировал какие-то сигналы, возможно, обозначил факт «диалога с оппозицией», показал, что осужденные живы. Но это же не сошествие Христа в Ад, когда тот спускался в преисподнюю для спасения душ грешников. Это, напротив, показатель способа действия: одни продолжат сидеть, других продолжат давить, а третьих вынудят пойти на сделку с совестью.

— На ваш взгляд, повлияло ли как-то происходящее в Белоруссии в последние месяцы на отношения белорусов к России? Как в целом сейчас они относятся к нашей стране?

— Возможно, на кого-то отчасти и повлияло. Но у большинства антироссийская риторика белорусской власти породила недоверие к последней. Однако полагаю, что количество тех, кто открыто заявит о своих симпатиях к России, уменьшится.

— Как вы считаете, как будет действовать Лукашенко? Пойдет ли он на некие изменения — в том числе обещанные Владимиру Путину — или будет пытаться имитировать процесс и тянуть ситуацию? Что делать российскому руководству в том случае, если Лукашенко и дальше будет избегать выполнения своих обязательств?

— Лукашенко демонстрирует оттягивание конституционной реформы, нежелание проводить интеграцию и умение мгновенно разворачиваться на 180 градусов. Вчера Россия по сути спасла государство и власть от катастрофы, а сегодня Лукашенко запросто может рассуждать о возможности вступления страны в НАТО, «если о том попросит белорусский народ».

Конечно, многим в нашей стране хотелось бы, чтобы ситуация неопределенности закончилась и, заявленные ранее договоренности о построении реального Союзного государства, были выполнены.