— Александр, во вторник стало известно, что члена совета белорусской оппозиции Марию Колесникову задержали на границе с Украиной. По разным данным, она с соратниками то ли пыталась покинуть Белоруссию, то ли наоборот, порвала паспорт, чтобы ее не смогли насильно вывезти.
Как вы оцениваете эту ситуацию? И к каким политическим последствиям она может привести?

— Сегодня уже объяснился по этому поводу на своей странице в Facebook. Сам себя процитирую: «Все эти операции спецслужб вокруг ввоза и вывоза ручных оппозиционеров никак не отвечают на вопрос: а как предотвратить надвигающийся экономический коллапс»?

— Практически каждую неделю после воскресных митингов в Белоруссии говорят о том, что теперь-то точно протестная активность пойдет на спад, однако эти акции по-прежнему многочисленны. С чем это связано?

— Как и говорил ранее, нерешённый гражданский конфликт власти и народа пока не признаётся Лукашенко. Есть только попытки описать протесты исключительно как западные проплаченные акции. Но это не вся правда.

Кто-то продолжает акции из-за драйва. Но есть много тех, кто обижен и обманут, и с ними никто не планирует разговаривать. Хотя стоит отметить, что внешнее управление играет наибольшую роль в координации протестного движения.

— Как вы оцениваете поведение Лукашенко, публикацию «прослушек» переговоров Берлина и Варшавы?

— Не хочется это и комментировать. Рассказ на камеру в присутствии российского премьера о перехвате переговоров, если он и был в действительности, на мой взгляд, не что иное, как традиционная позиция Александра Григорьевича быть в центре событий, даже если ты в них не участвуешь.

— На ваш взгляд, действительно ли Лукашенко пойдёт на реформы, как обещал?

— Всё зависит от того, смогут ли Россия и Кремль оставаться сильными на мировой арене. Лукашенко всегда выбирает силу. Отворачивался он от Кремля в те периоды, когда Запад перехватывал инициативу, в том числе и после неудач на Украине.

И если сила сохранится, то, искренне или нет, реформы белорусскому президенту придётся осуществлять, хоть и с традиционной задержкой. Выторговывая каждый шаг.

— Допускаете ли вы, что у оппозиции Белоруссии появится свой четкий лидер? Если да, это будет кто-то из нынешних фигур — или новый человек?

— У оппозиции уже есть чёткий лидер. И это Виктор Бабарико. Пока он в тюрьме. Но после погашения протестных настроений его придётся выпустить, так как надо же будет красиво всё по Белгазпромбанку решать. Вижу Бабарико как лидера новой политической силы, о которой уже заявила Колесникова.

Вообще раскладку будущего политического поля примерно вижу следующей.

Решающую роль будет занимать парламент, где будут задавать повестку две примерно сопоставимые по величине партии. Примерно по 25-35% будет у своеобразной партии нынешних элит-охранителей под названием «Белая Русь» и у партии-антипода националистов-банкиров-айтишников «Вместе». По моему мнению, ни одна из этих партий не получит большинства.

Формирование правительства будет возможным путём создания коалиции с одной из других партий, прошедших в парламент, таких как либерально-демократическая, наша РПТС (Республиканская партия труда и справедливости), компартия и возможно БНФ или ОГП.

Вес каждой из этих партий будет незначительный, не более 3-15%, но они будут важны для формирования большинства. Депутаты-мандатники, общее число которых ожидаемо снизится до 20-30%, будут отражать несистемные настроения граждан.

— Как вы оцениваете политику России в отношении Белоруссии?

— России важно сохранить экономический контроль и контроль над белорусскими СМИ, чем она сейчас и занимается. Политический контроль сейчас обеспечивается через гарантии Александру Лукашенко, который по замыслу должен трансформировать политическую систему по оговоренному плану.

У меня есть вопросы к политике Кремля, и главный из них: мне не очень понятно, как Кремль собирается оседлать протестное поле.

Вариант перехода ярых протестных в политическую партию Бабарико не является безусловным. Среди западноориентированных активистов оппозиции немало тех, кто открестится от Бабарико, как только он начнёт выстраивать прагматичный диалог с Кремлём.

— Сохраняется ли, на ваш взгляд, опасность радикализации протеста в Белоруссии по украинскому сценарию?

— Радикализация протеста может произойти только при соответствующей политике белорусских властей. Пока этого не предвижу. Но спецслужбы других стран также не дремлют.

Навальный по-прежнему остаётся козырной картой в стремлении оказать давление на внутриполитическую ситуацию в самой России.

Вообще, белорусское протестное поле немного подчищено от радикалов. Белорусские спецслужбы и милиция всё же очень многочисленны и сильны. Да к тому же заручились поддержкой старшего Брата белорусского президента.