Безпалько: Лукашенко превзошел самого себя

28.10.2019
Фото: sputniknews.lt

Богдан Безпалько прокомментировал интервью президента Беларуси телевизионному информационному агентству Казахстана «Хабар».

Разговор был приурочен к состоявшемуся на минувшей неделе официальному визиту президента Белоруссии в Нур-Султан. Поэтому неудивительно, что в нем он постарался обозначить существующие у двух государств точки соприкосновения. Другое дело, что в изложении Александра Григорьевича общим у них, оказывается, является советское прошлое, когда обеим республикам приходилось жить по чужим подсказкам. И постоянно сталкиваться с вереницей «нестыковок» и «проблем». Но теперь — после обретения независимости — стало, по его мнению, гораздо лучше. Не нужно «спрашивать глупые разрешения», все можно решать самим.

«Но самое главное — Белоруссия, да и Казахстан, они ведь всегда были под чьей-то плеткой… Кто-то нами понукал, кто-то пытался на колени поставить. Особенно в Белоруссии», — делает свой вывод Лукашенко. И затем переходит к пространному рассуждению о том, что «все эти войны — не наши войны».

«Отечественная война 1812 года, Наполеон прошелся до Москвы и назад вернулся через Белоруссию. Всё разграблено, всё было уничтожено. Потом Первая мировая война. Дошли до того, что от Белоруссии осталась только узенькая полосочка — часть восточных губерний отошло России, а до Минска отошли к Польше по Рижскому договору. Потом Вторая мировая война, у нас — Великая Отечественная война. Полностью Белоруссию стерли с лица земли. Это не наши были войны. Мы, тем не менее, горя хлебнули», — цитирует президента Белоруссии его пресс-служба.

Понятно, что это только несколько тезисов из объемного интервью белорусского лидера. Но, грубо говоря, их можно сравнить с той самой ложкой дёгтя, которая легко испортит бочку самого сладкого мёда. Нет, конечно, политическая «гибкость» Александра Григорьевича хорошо всем известна. Как и то, что он часто позволяет себе говорить какие-то абсолютно взаимоисключающие вещи. Но в данном случае, он просто превзошел самого себя.

Он что, забыл, что белорусы, как и все славяне, для «истинных арийцев» были не люди и подлежали тотальному уничтожению? Лишь малой части из них, в крайнем случае, была уготована участь рабов Третьего рейха. И никакая «многовекторность» здесь не помогла бы. Потому и бились советские люди с врагом не на жизнь, а насмерть. И вдруг, лидер Белоруссии, где погиб каждый третий, заявляет публично, что это была «не наша война»… О чем он вообще?

— На самом деле, это прямое свидетельство того, какое идеологическое направление сейчас распространяется в Белоруссии, — считает член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько. — В данной ситуации совершенно очевидно, что Лукашенко разрушает общую историческую память, которая является базой для нашей общей идентичности. Конечно, кому-то весь этот бред слушать смешно. Потому что если это была не их война, то тогда и за освобождение от немцев, которые хотели поработить и уничтожали белорусов миллионами, тоже следует благодарить других (Москву, русских?), к которым, видимо, Александр Григорьевич ни себя, ни республику свою не причисляет.

Вообще это очень хороший «звонок» для того, чтобы задуматься о гуманитарных и о культурных программах. О том, что в реальности главной проблемой для нас являются даже не экономические противоречия между Россией и Белоруссией, а проблемы именно гуманитарные. Ведь если для Лукашенко и его новой «шляхты» ни Отечественная война 1812 года, ни Первая мировая, ни Великая Отечественная не являются своими войнами, тогда ценности у нас, получается, совершенно разные.

И глупость полная, что Белоруссия и Казахстан ходили, как он говорит, «под плеткой». Вообще-то и в советское, и в имперское время там строились школы, строились дороги и предприятия. О чем, в принципе, следовало бы помнить тем, кто пытается изучать историю наших, теперь уже независящих друг от друга, стран.

— Но что и кому белорусский лидер хочет доказать?

— Я думаю, что, с одной стороны, он хотел понравиться почти такому же «долгосрочному», сохраняющему все еще рычаги влияния в республике Елбасы Назарбаеву, который тоже высказывался в похожем ключе. И который проводит в чем-то аналогичную политику, завершением которой является переход казахской письменности на латиницу — по крайней мере, таковы планы.

А с другой стороны, для того, чтобы попытаться создать, возможно, какой-то союз между теми государствами, которые недалеко от России, но которые испытывают постоянное недовольство. И вот он пытается, так сказать, создать некий «пояс государств», которые бы могли каким-то образом, если не разрушить Россию и принудить ее к выполнению всех своих условий, то хотя бы принудить к уступкам определённым.

Я как раз не удивлен этим пассажам. Но для кого-то послужит хорошим ушатом холодной воды. Потому что очень долго белорусы у себя разрушали нашу общую идентичность, которая относилась еще к Средним векам, к Новому времени, к имперскому периоду. Но нас утешали: «Это все ерунда».

Там, действительно, стремились к тому, чтобы из Отечественной войны 1812 года с Наполеоном сделать просто некую «чужую войну». Там с бюста Пушкина в Могилеве заставляли снять слишком «агрессивные» стихи поэта, обращенные к полякам. Но все это раньше оправдывалось тем, что, дескать, Белоруссия является страной, где чтят нашу общую советскую историю, чтят партизан, память Великой Отечественной… и т. д.

А сейчас мы видим, что это тоже разрушается. Советский пласт истории — его, как и на Украине, как и в других республиках бывшего СССР, сейчас тоже будут разрушать.

— Почему? Что их так пугает в этом нашем общем прошлом?

— Дело в том, что общая память, общая идентичность постоянно заставляет людей задумываться: а почему, если все общее — язык, память, религия, почему мы живем в разных государствах? Тем более, что в Белоруссии мы живем существенно беднее, чем в России? Почему мы не в одном государстве — союзном, российском, в каком-нибудь другом?

А для Лукашенко и его стремления удержаться у власти это смертельно опасно. Потому что он в таком общем государстве будет, скорей всего, никем со своими диктаторскими замашками и манерами. Которые, наверное, даже монархов Средней Азии прошлого заставляли бы краснеть.

— Но мы так придем к тому, что Белоруссия просто повторит историю соседней Украины с ее сегодняшним циничным отношением к войне и ее героям. А кто там теперь официально признан героями, хорошо известно.

— Почему — придем? В Минске уже это происходит. Лукашенко берет на вооружение всю ту гуманитарную составляющую, которую разрабатывали до этого белорусские националисты. Просто раньше вся эта составляющая относилась там к периоду Средневековья, к периоду Нового времени, к имперскому периоду. А сейчас он начал разрушать то, что для всех очевидно святое — память Великой отечественной войны. От Украины это не отличается абсолютно ничем.

В Белоруссии точно так же борются с георгиевской ленточкой. Просто делают это, скажем так, негласно. И это идет через устные распоряжения или распоряжения в соцсетях. Там точно так же (как и в Казахстане) пытаются заменить ее ленточкой в цветах национального флага. В Казахстане ведь Монумент славы тоже «подправили» — георгиевскую ленточку заменили лентой в цветах флага Казахстана.

Это идет во всех бывших республиках. Просто у нас есть определённые лоббисты Лукашенко, у которых с ним общий бизнес, и которым это выгодно. Они постоянно пытаются закрывать на это глаза, говорить, что все не так. Но вот Лукашенко, впрочем, как и Назарбаев в свое время всячески доказывает — нет, это действительно так.

Я, кстати, могу напомнить еще один казус. В свое время Александр Григорьевич сказал, что наиболее пострадавшими народами в Великую Отечественную были белорусы и ленинградцы. Оказывается, по его мнению, у нас ленинградцы — тоже особый народ.

— Он об этом в Петербурге сказал, куда приезжал этим летом по приглашению Владимира Путина.

— Да, конечно. Но бредовость подобных нынешних его речей очевидна. Хотя определенная логика в них есть — это максимальное дистанцирование от России. Выстраивание собственной идентичности, но на русофобской основе.

Просто раньше это делали с помощью апелляции, скажем, к Костюшко, Калиновскому… Нынешний министр иностранных дел Владимир Макей вообще как-то сказал, что Костюшко, Калиновский, Домейко — национальное достояние Белоруссии. С чего вдруг? Это чистейшие поляки, которые были участниками польских восстаний против Российской империи. Они белорусами себя не считали никогда. Наоборот — вешали православных белорусов, священников — всех, кто не разделял их стремления к восстановлению Речи Посполитой в границах 1772 года.

Так что это очень своевременный сигнал для нас: гуманитарная политика в Белоруссии сегодня — русофобская. Просто это мало афишируется Минском ради получения материальной прибыли. Ради получения дешевой нефти, газа, кредитов, рынков сбыта.

Сейчас Россия начала эти механизмы экономических дотаций и субсидирования сокращать, тормозить. На требование о компенсации за налоговый маневр очень хорошо ответил Осипов (Олег Осипов, пресс-секретарь главы российского правительства — ред.): нельзя получить компенсацию за то, что тебе не принадлежит.

Они требуют газ по внутрироссийским ценам, несмотря на то, что в рамках ЕАЭС цены на энергоносители должны прийти к единому знаменателю только в 2025 году. Все время апеллируют к ценам в Смоленской области. Но все-таки они — независимое государство, а не регион РФ. Пусть становятся регионом. И претендуют тогда на внутренние цены.

Здесь много, о чем можно говорить. Белорусское руководство постоянно пугает своих граждан: «Придут злобные российские олигархи и все у нас скупят». А «российские олигархи» в реальности — там, где им удалось войти в управление, — повышают зарплату в три раза.

И почему-то граждан не пугают тем, что их могут «скупить» китайские олигархи. Или арабские. А теперь уже — и казахстанские. Они чем-то отличаются от российских?

— Наверное, в Минске скоро узнают. Во всяком случае, Казахстан будет теперь поставлять нефть в Белоруссию. Лукашенко, вроде как, договорился.

— Казахстан, во-первых, выступает с совершенно другими ценовыми предложениями. Во-вторых, Казахстан резко возражает против реэкспорта нефти и нефтепродуктов. А мы как раз допускали подобный вариант.

Россия, в принципе, допускала вариант, при котором наше государство выступало в качестве сырьевого придатка Белоруссии. Мы поставляли по внутрироссийским ценам нефть, которую они перепродавали на Запад — либо в чистом виде, либо в виде нефтепродуктов. Более того, еще продавали ее на Украину в значительном количестве.

Теперь, если хотят, пусть договариваются с Казахстаном. Но Россия всегда будет защищать свои национальные и государственные интересы. Нравится это господину Лукашенко или не нравится — это уже значения иметь не будет.

— Речь даже не об этом. Просто трудно поверить, что о «не нашей войне» сказал президент страны, где была Хатынь.

— Что вы удивляетесь? Вот сейчас, например, в Белоруссии Верховный суд отклонил апелляцию по делу осужденного Вадима Шевченко. Это ополченец-белорус, воевавший в Донбассе. Сам он говорит, что его дед, который воевал в Великую Отечественную войну как раз с немецким фашизмом, перевернулся бы в гробу, узнав, что в современной Белоруссии человека осуждают за борьбу с фашизмом уже современным.

Но если это происходит в современной Белоруссии, то, наверное, о многом говорит. О том, какая там идейная база, какие там ценности — у руководства, конечно. У народа ценности в значительной степени прежние. Но куда ведет руководство — вот эта местечковая новая «шляхта» соседней страны — совершенно понятно.